Борьба за корону

Монархическая эмиграция видела на русском престоле Николая Николаевича (справа), но императором объявил себя Кирилл Владимирович (слева)

Годы «красного террора» — это время величайшей трагедии для дома Романовых. Император Николай II, императрица Александра Федоровна, наследник Алексей, четыре великие княжны, великая княгиня, шесть великих князей, три князя императорской крови, — таков мартиролог императорского дома за 1918-1919 годы.

Красный бант и красный флаг

После убийства Николая II, его сына Алексея и брата Михаила мужских потомков Александра III не осталось. Старшим в линии престолонаследия оказался великий князь Кирилл Владимирович.

Но были некоторые юридические проблемы, которые создавали мать и жена Кирилла. Мать при его рождении не была православной.
А женился он без разрешения Николая II, за что был лишен всех чинов и званий и выслан за границу.

Беда в том, что избранница Кирилла — Виктория Мелита (в православии — Виктория Федоровна, а в семейном кругу — Даки) — уже была замужем. Но бросила мужа, обвинив его во всех смертных грехах. А незадачливым супругом был Эрнст Гессенский, родной брат императрицы Александры Федоровны.

Разумеется, получить согласие царя на брак с Даки, как того требовал закон, Кирилл не мог. А за самовольную женитьбу поплатился.

Но Николай II вскоре смилостивился, признал брак и присвоил Даки титул великой княгини. Никакого указа царя, которым Кирилл лишался бы прав на престол, не существовало.

Собственно, юридические проблемы возникли из-за того, что сама личность Кирилла Владимировича не устраивала многих представителей монархической эмиграции. Великому князю не могли простить его поведения во время Февральской революции. Он тогда командовал Гвардейским экипажем. И 1 марта, еще до отречения Николая II, привел свою часть в Государственную думу и передал в распоряжение новой власти.
Уверяли, что на великом князе красовался красный бант. Бант, скорее всего, легенда, но красный флаг над дворцом Кирилла Владимировича через несколько дней видели многие, в том числе французский посол.

Такие «революционные заслуги» позволили великому князю беспрепятственно покинуть Россию в 17-м году, но в эмигрантской среде, естественно, восторгов не вызывали.

Волею пославшей меня жены

А в эмиграции Кирилл заскучал. В 1923 году у него случился нервный срыв. Жена ломала голову, чем бы развеселить супруга. И придумала. «Ей удалось вдохнуть в мужа решимость вернуть себе русский трон», — отмечает румынская королева, сестра Даки.
Кирилл Владимирович тут же воспрянул духом. Сначала объявил себя блюстителем государева престола, а в сентябре 1924 года издал Манифест о принятии титула Императора Всероссийского.

Его поддержали родные братья и еще два великих князя. Итого — вместе с ним — пять человек.

Однако резко против выступили самые авторитетные члены дома Романовых — вдовствующая императрица Мария Федоровна и старейший великий князь Николай Николаевич с братом.

Большинство за Кириллом, но авторитет, пожалуй, за его противниками. Многие монархисты хотели бы видеть императором Николая Николаевича. Сам он на титул не претендовал. «Будущее устройство государства Рос­сийс­кого может быть решено только на Русской земле, в соответствии с чаяниями русского народа», — говорил он в открытом письме, осуждая «выступление» Кирилла.

В 1929 году Николай Николаевич умер. За год до этого скончалась Мария Федоровна. Позиции «антикирилловцев» ослабли.

В 1938 году умер и Кирилл. Ему наследовал сын — Владимир Кириллович, который не принимал титула императора, ограничившись более скромным званием — главы Российского императорского дома. Против этого никто особо не протестовал.

Романофф и партнеры

Владимир Кириллович женился на Леониде Георгиевне Багратион-Мухранской. От этого брака родилась Мария Владимировна. В 1969 году ее отец издал очередной манифест. Поскольку все мужчины дома Романовых состоят в неравнородных браках или рождены от таких, то наследование пойдет по женской линии. То есть наследницей объявлялась его дочь Мария Владимировна.

Трое Романовых, родившихся до революции, выступили с протестом. Они заявили, что Леонида Багратион-Мухранская тоже является неравнородной. Что они не признают за ней титула великой княгини. Что великой княгиней они не признают и ее дочь Марию и считают объявление ее блюститель­ницей российского престола и главой Российского императорского дома произвольным и противозаконным.

Мария Владимировна вышла замуж за принца Франца-Виль­гель­ма Прусского, правнука кайзера Вильгельма II. Супруг принял православие и стал великим князем Михаилом Павловичем. Снова Романовы, родившиеся до революции, заявили протест и не признали за Францем-Вильгельмом титула великого князя.

В 1981 году у Марии Владими­ровны и Михаила Павловича родился сын Георгий.
За несколько лет до этого Роман Петрович, племянник Николая Николаевича, организовал Объединение членов рода Романовых. Организовал и вскоре умер. В 1981 году главой объединения был Василий Александ­рович. По поводу рождения Георгия он, конечно, тут же написал протест: «Счастливое разрешение от бремени в прусском королевском доме не имеет отношения к семейному союзу Романовых, ибо новорожденный князь не является ни членом русского императорского дома, ни членом дома Романовых». Имелось в виду, что Георгий не Романов, а Гоген­цоллерн. И вообще «все вопросы династического характера могут решаться лишь великим русским народом на Русской земле».

В общем, императорский дом в настоящее время расколот на две части. Почти все
Романовы входят в Объединение члена рода Рома­но­вых, которое возглавляет 89-лет­ний Дмитрий Романович Романов.

Дмитрий Романович

Кроме того, существует Российский императорский дом, состоящий из Марии Владимировны (глава дома) и Георгия Михайловича, которого сторонники величают «Его императорское Высочество государь наследник цесаревич и великий князь».

12 декабря 2008 года «государь наследник цесаревич» получил пост советника генерального директора «Норильского никеля». Однако в 2014 году Георгий уволился из «Норникеля» и решил открыть PR-агентство Romanoff & Partners в Брюсселе.
А Мария Владимировна этим летом заговорила об особом статусе для императорского дома, который состоит из нее и сына. Как вы уже, наверное, догадались, представители противоборствующей группировки выступили с протестом.

«Государь наследник цесаревич» Георгий Михайлович может считаться Романовым только по матери. По отцу он Гоген­цоллерн.

автор: Глеб Сташков

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Борьба за корону
Adblock
detector