Как мы уходили с Балкан

24 мая 1958 года стартовал вывод советских войск из Румынии на основе соответствующего соглашения, подписанного в тот же день в Бухаресте. Вывод войск завершился уже к осени 1958-го. С того времени началось ослабление военно-политических позиций СССР на Балканах и в целом в Юго-Восточной Европе. Хрущевская политика давления на «сталинистскую» Румынию обернулась тем же, что и с Албанией, тоже не поддержавшей антисталинских решений ХХ съезда КПСС. В результате СССР лишился важнейших военно-морских баз в обеих странах уже к 1962 году.

Похолодание советско-румынских отношений началось вскоре после ХХ съезда КПСС. Оно было связано с попытками Москвы сменить просталинистское румынское руководство, и прессинговать Бухарест посредством венгров Трансильвании (центральная и северо-западная Румыния). Что и ускорило отдаление Румынии от геополитических интересов СССР и её сближение с Китаем, Албанией и титовской Югославией.

Еще 3 декабря 1956 г. в Москве была подписана советско-румынская декларация «О временном характере пребывания военного контингента СССР на территории Румынии». И вскоре оттуда были удалены советские военные советники и специалисты по вопросам оборонной промышленности.

По словам румынского историка и политолога Иоана Скурту, «Советская армия вошла в Румынию в марте 1944 года в ходе военных действий и осталась после подписания ею мирного договора с союзниками 10 февраля 1947 г.». В тексте договора отмечалось, что «войска СССР остаются в стране, чтобы осуществлять связь с советскими войсками на территории Австрии». Однако 15 мая 1955 года был подписан государственный договор с Австрией, и войска СССР, США, Великобритании и Франции вскоре покинули эту страну. Поэтому советское военное присутствие в Румынии после мая 1955 года «уже не имело под собой юридических оснований».

Характерно, что в то же самое время Румыния вступила в организацию Варшавского договора (ВД), подписанного 14 мая 1955 г., и, казалось бы, вывод из страны советских войск не будет стоять в повестке дня. Но вопрос был поставлен ввиду того, что в Бухаресте опасались некоего «узаконивания», в рамках ВД, присутствия этих войск в стране.

Веским фактором для румынских властей послужила, конечно же, деоккупация Австрии. Именно к «австрийскому» фактору апеллировал на переговорах с советским руководством в Москве в феврале 1956–го Георге Георгиу-Деж, глава делегации компартии Румынии на ХХ съезде КПСС.

Советская же сторона поначалу отказывалась обсуждать этот вопрос. Но не только «австрийский» фактор предопределил позицию Бухареста.

Подавление антисоветского движения в Венгрии с участием румынских войск и последующий расстрел И. Надя именно в Румынии (1956 – 1958 гг.) ухудшили отношения между Бухарестом и Будапештом. Ибо новое венгерское руководство во главе с Кадаром было откровенно прохрущевским, а румынское, хотя и не решилось – в отличие от КНР и Албании – на публичную конфронтацию с Москвой из-за антисталинского курса Москвы, не единожды высказывало тогдашним советских лидерам, что этот курс дестабилизирует не только СССР, но и восточноевропейские страны – члены ВД и СЭВа.

Что и подтвердилось известными событиями в Венгрии и Польше в 1956–1957 гг.

Причем в Румынии до 1962 г. включительно сохранялось наименование Сталин у второго по численности населения города Брашов (переименован в 1949-м). Вдобавок сам румынский лидер нередко цитировал Сталина в своих статьях и выступлениях, причем и в присутствии Хрущева, Кадара и их эмиссаров.

Так что недовольство румынским сталинизмом росло и в Москве, и в Будапеште.

Среди мер давления на Бухарест была и неафишируемая поддержка новой властью Венгрии националистического подполья трансильванских венгров, которые, кстати, и поныне требуют широкой автономии, а в качестве сверхзадачи – воссоединения региона с Венгрией.

Напомним, что Трансильвания – давнее яблоко раздора. В 1920-м регион был выделен Антантой из распавшейся Австро-Венгрии и передан Румынии, но в 1940-м – под давлением Берлина – почти половина региона была возвращена Венгрии. Вступление же Румынии в войну с Германией и Венгрией в сентябре 1944 г. предопределило передачу всей Трансильвании Бухаресту в 1947-м. При этом Трансильвания – поныне крупнейший нефтегазовый регион Восточной Европы.

Тем временем вскоре после венгерских событий румынская контрразведка устранила основные «точки» нацподполья в Трансильвании, упредив антирумынские террористические акции. Выявилась косвенная причастность Будапешта к их подготовке. В Румынии посчитали, что на это Венгрию сподвигли из Москвы. Словом, возник повод для подключения Бухареста к антихрущевскому блоку Пекин – Тирана. Причем варианты тесного военно-политического сотрудничества Румынии с Китаем и Албанией впервые обсуждались, по имеющимся данным, уже на второй сессии VIII съезда компартии Китая в сентябре 1956-го.

А с 1957 г. участились встречи Георгиу-Дежа и с Иосипом Броз Тито, который советовал румынам добиваться вывода советских войск. То же посоветовали главы КНР и Албании – Мао Цзэдун и Энвер Ходжа – в ходе их встреч с румынским лидером в Москве «в кулуарах» празднования 40-летия Октябрьской революции.

И с осени 1957 г. Бухарест всё активнее запрашивал Москву о возможных сроках вывода войск СССР, официально апеллируя к выводу советских войск из Австрии. Характерно в этой связи и то, что Георгиу-Деж еще в июле 1956 г. организовал на своей вилле у моря встречу членов румынского Политбюро и заявил им: «…Австрия, как известно, подписала Договор о своем нейтралитете. Необходимо, чтобы мы подняли вопрос о выводе советских
войск из Румынии на основании того, что Австрия подписала этот Договор. Советские войска должны отступить».

Что же касается позиции Москвы, то, если в 1956 – 1957 гг. Хрущев настаивал на сохранении советских войск в Румынии «…ввиду НАТОвской угрозы из Турции», в 58-м в Кремле решили не рисковать. Помимо ухудшающихся взаимоотношений с Пекином и Тираной, возникли опасения по поводу более тесного сотрудничества Тито с Западом из-за венгерских событий.

17 апреля 1958 г. в письме Хрущева Гергиу-Дежу сообщалось, что «…ввиду международной разрядки» и еще потому, что «Румыния располагает надежными вооруженными силами, в СССР убеждены в отсутствии необходимости пребывания советских войск в Румынии». И уже 18 апреля румынский лидер благодарил Хрущева за такое решение. Наконец, 24 мая в Бухаресте было подписано соответствующее соглашение. Причем в документе оговаривалось, что вывод войск завершится к 15 августа того же года. Москва четко уложилась в указанный срок.

Впрочем, сохраняется разнобой в оценках численности выводимых советских войск. Так, румынский военный историк Иоан Болован пишет: «25 июня 1958 г. последние 35 тыс. советских военнослужащих покинули Румынию. Но на протяжении некоторого времени на ее территории продолжал действовать ряд советских военных аэродромов и морских баз». Поясним: западнее приграничных Ясс, вблизи Клужа, Плоешти, дунайско-черноморских портов Брэила и Констанца.

Другой историк Георге Вартик утверждает, что, «по данным разведки США, в октябре 1955 г. в Румынии находились две советских пехотных дивизии в 35000 военнослужащих, еще 2000 чел. представляли войска безопасности, к которым добавлялись 111 реактивных и 10 транспортных самолетов».

А, по словам российского историка Сергея Демьянова, «последние советские солдаты (их численность не уточняется) покинули Румынию 15 августа 1958 г.».

Так или иначе, упомянутое соглашение включало возможность использования румынских военных баз странами ВД в случае угрозы для их обороноспособности/военной безопасности. Однако Москва не добилась от румын подтверждения этой возможности в периоды сирийско-турецкого противостояния (1958 г.), Карибского кризиса (1962 г.) и агрессии Израиля против его арабских соседей (1967 г.). В дальнейшем Москва уже не запрашивала у Бухареста данного подтверждения…

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Как мы уходили с Балкан
Adblock detector