Дочь Кирова на Т-34

Дочь главного ленинградца сумела стать знаменитым гвардейским танкистом, но оказалась лишена простых радостей: отцовской любви и семейного счастья.

Русские женщины

Следует оговориться, что представительниц слабого пола, освоивших военную профессию танкиста, не было ни у наших врагов-немцев, ни у наших союзников. И только в России женщины в трудную для страны годину становились механиками-водителями танков, которым только для элементарного переключения скоростей всякий раз требовалось усилие в сорок (!) килограмм.

В невеликом перечне женщин-танкистов, где присутствуют даже Герои Советского Союза (Мария Октябрьская и Ирина Левченко), особняком стоит имя Евгении Костриковой. После двух лет службы военным фельдшером она не просто переквалифицировалась в танкиста, но и стала единственной женщиной — командиром танковой роты. Сражаясь в составе 5-го гвардейского механизированного корпуса Первого Украинского фронта, Елена Сергеевна воевала в Си­ле­зии, входила в Берлин с Форстс­кого плацдарма.

В героической, но весьма характерной для того поколения биографии гвардии капитана Костриковой имеется один, весьма «говорящий» для петербуржцев нюанс — Евгения Сергеевна приходилась родной дочерью Сергею Кирову. Да-да, тому самому «Миронычу», первому секретарю Ленинградского обкома и большому любителю балерин.

Кострикова сумела уверено овладеть всеми навыками вождения танка за время службы военфельдшером в танковой части

Сирота при живом отце

Евгения родилась в 1920 (по другим данным — в 1921) году, во Владикавказе. Став плодом случайной связи, девочка практически не знала своих родителей. Её мать умерла вскоре после родов. А входящий в фавор отец, хотя и признал отцовство, забрать ребёнка к себе почему-то не захотел. Возможно, этому воспрепятствовала новая супруга Кирова — Мария Мар­кус. В итоге в детстве девочка отчасти повторила судьбу знаменитого отца, став воспитанницей приюта.

Изначально дом-интернат (Ин­тердом) создавался для детей-иностранцев, чьи родители-коммунисты оказались в тюрьмах у себя на родине. Так что в числе первых воспитанников здесь числились дети из Германии, Гре­ции, Австрии, Болгарии, Венгрии, Италии и других стран.

В разное время в Интердоме обучались дети руководителей компартий: дочь и сын испанки Долорес Ибаррури, дочери китайского маршала Чжу Де, дети видного болгарского коммуниста Георгия Димитрова.

За годы учёбы лучшими друзьями Жени Костриковой стали Рубен Ибаррури и сын красного командарма Михаила Фрунзе — Тимур. По одной из версий, 22 июня 1941 года эта неразлучная троица одновременно попросилась добровольцами на фронт.

В своём стремлении сесть за рычаги танка Кострикова дошла до самой верхушки партийной иерархии. Рекомендацию ей дал член политбюро Климент Ворошилов

Из медсестёр в танкисты

По направлению военкомата Евгению Сергеевну закономерно направили на трёхмесячные курсы медицинских сестёр. По собственному ли желанию, либо волею случая, но Кострикову определили в санитарный взвод при отдельном танковом батальоне.

Боевое крещение дочь Кирова приняла в зимних боях под Москвой. Меньше чем за год она дослужилась до должности военфельдшера полка (лейтенантский чин!) и вместе со своими танкистами сделалась участницей кровопролитной Сталинградской битвы.
В конце 1943 года гвардии старший лейтенант Кострикова получает боевое ранение. После выздоровления её назначают в чуть более «спокойный» отдел госпиталя.

Но штабная работа, похоже, ей не приглянулась, и Евгения Сергеевна добивается от руководства направления на учёбу в Казанское танковое училище. С отличием окончив ускоренные курсы в 1944 году, она возвращается в родной «Пятый Гвар­дейс­кий» на должность командира танка Т-34. Похоже, порученная ей боевая машина была «именной». По крайней мере, некоторое время спустя в одной из армейских газет была опубликована заметка о славном боевом пути Костриковой, озаглавленная «На танке имени Кирова дочь Ки­ро­ва».

Тридцать лет одиночества

По некоторым данным во время войны Кострикова вышла замуж. Её избранником стал штабной офицер, полковник. Не без помощи своей жены (обладавшей хорошими связами в высших кругах) этот человек вскоре получил звание генерала. Но после окончания войны выяснилось, что у штабиста уже есть семья, и фронтовой брак распался.

В 1945 году синеглазой блондинке Костриковой было всего двадцать пять. Но решительная на фронте и бесстрашная в бою Евгения Сергеевна, к сожалению, не нашла себе достойного места в мирной жизни. Тридцать лет она тихо и незаметно прожила в Москве. Одна, без семьи, без детей, без родных…

В 1975 году дочь человека, чей образ стал в СССР культовым и чьим именем были названы больше трёх тысяч улиц, скончалась. Говорят, что от старых боевых товарищей и тогдашнего военного руководства на похоронах присутствовала лишь её подруга — военврач Антонина Кузьмина.

автор: Сергей Виватенко, Игорь Шушарин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Дочь Кирова на Т-34
Adblock
detector